Калинка (kalinka_spark) wrote,
Калинка
kalinka_spark

Пересадка в Шарлеруа

Самой неприятной частью перелета из Вильнюса в Порту была ночная пересадка в Шарлеруа.
Шарлеруа во всех авиапоисковиках называется "Брюссель", что является застенчивым обманом - до Брюсселя оттуда семь песен на оленях и много евро. А сам по себе Шарлеруа - черная столица Бельгии, и аэропорт стоит в чистом поле, пешком ни до куда не дойти.

Все это я знала, конечно, и морально была готова. Только все равно реальность превзошла все ожидания. Если вы вдруг решите узнать, что за аэропорт это такой, Брюссель-Шарлеруа, то почти на всех языках прочитаете только ругательства.
Ну, ладно. Мы прилетели часам к 11 вечера, поблуждали по аэропорту, по разным терминалам, а они все маленькие, как сараи, и повсюду, что характерно, военные с расчехленными автоматами. Не очень приятно натыкаться на дуло, выходя из-за угла, у нас точно не так, истинно вам говорю.

Потом мы заняли оставшиеся случайно свободными пару кресел и попытались как-то отдохнуть. Вокруг люди занимались тем же самым - располагались на жестких металлических стульях, на полу, за торговыми автоматами в пыли (а что, козырное место - почти люкс для интроверта). Некоторые люди выглядели опытными путешественниками - они расстилали пенки, спальники и ложились целыми семьями. Не бомжи, а приличные нормальные люди. Просто Шарлеруа - это крупнейший (несмотря на размеры) хаб для Ранэйров, ночью самолеты не летают, и все слетевшиеся в центр Европы люди коротают время до утренних рейсов.

К слову сказать, к 12 ночи закрылись все кафешки, остались только торговые автоматы с конским ценником, кофейные и с колой.
Было холодно, всё прилетали и прилетали рейсы с КасаБланки (это Марокко, неплохой урок географии в полях), с рейсов выходили черные и белые люди в галабеях (мужская рубаха до пят, как у Арафата), их встречали такие же галабеистые люди. В куртках встречающие тоже были, и все они выглядели как-то не по-европейски плохо и бедненько. Мне было холодно, жестко, а еще трезвонила какая-то хрень (металлоискатель сломался, похоже), а я больше всего на свете не люблю равномерно повторяющихся пронзительных звуков, прямо зверею.

Рядом села ночевать семья смуглых арабов - лысый мужчина в возрасте и с пузом, и молодая женщина в платке и с коляской. От них шел совершенно чуждый запах. Я очень, очень хорошо чувствую запахи. Пахнут абсолютно все люди, мытые, немытые, но все по-разному, это вам любая собака подтвердит. Эти вот пахли незнакомо.

На стене рядом висел большой экран, и по нему транслировался бесконечно ролик о том, как круто ездить на велике по Бельгии. Счастливые люди ехали на велосипедах, пили пиво, брызгали друг друга водой из луж. На сороковом просмотре ролика я не выдержала и пошла насаждать совок в отдельно взятую Европу. В частности, я искала розетки, чтобы, как рожденный в СССР воткнуть в них кипятильник и сделать кипяток. Розетки обнаружились в той части, где у туалетов раковины. Кстати, по части чистоты именно в туалетах там очень чисто, прямо как будто и не в Шарлеруа. Уборщик, кстати, белый мужик.

Короче, я поставила стальные туристсткие кружки и стала кипятить в них воду. В туалет заходили негритянки и пугались моей конструкции, а я стояла с видом "тут так принято" и деловито перемещала кипятильник из одной кружки в другую.
Кофе у нас был какой-то заварной, в пакетиках. Когда я реально принесла две кружки горячего кофе, держа при этом кипятильник в зубах за провод, супруг очень удивился, он не верил в местные розетки.

Глоток горячего кофе неожиданно вернул мне радость жизни, я немного половила бесплатный вайфай, почитала отзывы соотечественников про данный неуютный приют путешественников, утвердилась в мысли, что с кипятильником летаем не только мы и уснула минут на 40, отлежав себе всю шею.

Часам к 5 стали открываться кофейни. Муж хотел выпить пива в Бельгии, я подумала, что вот именно после пива я сейчас просто умру. Мне было холодно, хотелось спать и уже куда-нибудь улететь, но и из любви чего только ни сделаешь.

Как ни странно, после пива мне полегчало. Оно и правда было холодное и какое-то удивительно свежее, хрустящее.
Мы чем-то его даже закусывали, вроде купленными еще в Вильнюсе сухариками.

Аэропорт сильно оживился, приезжали выспавшиеся в кроватях люди, просыпались те, кто провел ночь на стульях и в спальниках, уборщик на своем супер-современном агрегате рассекал по залам.

Мы нашли наш терминал, понатыкавшись на военных с автоматами (милейшие люди, они всегда смотрят сквозь меня, и я ничего не имею против), быстро и толково прошли предполетный досмотр и уже наконец улетели в Португалию, гда заселились, поели, отоспались и отдохнули.
Обратно мы летели через Бергамо (Италия) днем, причем огромная концентрация итальянцев на квадратный метр багажной полки самолета меня несколько дезориентировала, и я с кем-то поругалась в попытке впихнуть свой крохотный рюкзачок на законное место, но в целом, лететь было нескучно. На пересадку нам отводилось четыре часа, полтора из которых мы бегали к ближайшему к аэропорту огромному гиперу за вином и сыром. А потом сидели напротив опорного пунтка полиции и поглощали купленное из тех же стальных походных кружек. Но, мне кажется, могли и не шифроваться, никому до двух мирных туристов не было дела.
Потом начал собираться народ на регистрацию рейса в Вильнюс. Отвечаю, там были все свои - мрачные неулыбчивые люди с разными паспортами, скрывающие, что они говорят по-русски (но все равно выдающие себя с головой, стоит только начать громко спрашивать, почему тут две очереди (одна - приорити, и в ненависти к ним объединяются разобщенные когда-то народы бывшего СССР).
А в Шарлеруа, надеюсь, еще вернемся, уже в саму Бельгию. Ведь оттуда можно доехать до Брюгге, настоящего Брюсселя и много куда еще.
На фото то самое пиво в 6 утра

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments